Власти объявили фонд Навального иностранным агентом

Официального уведомления Минюст пока не прислал, сказала РБК пресс-секретарь Алексея Навального и ФБК Кира Ярмыш.

Некоммерческий Фонд борьбы с коррупцией был зарегистрирован Навальным в сентябре 2011 года. Согласно публичной отчетности фонда, он финансируется за счет пожертвований. В 2018 году ФБК получил от сторонников 58 млн руб., расходы фонда составили 65,3 млн руб.Средний размер пожертвования составил 720 руб., фонд отчитался о более чем 16 тысячах жертвователей в 2018 году.

В середине сентября в 31 российском городе прошли обыски у сотрудников ФБК. Следственные действия начались после заведения дела об отмывании организацией 1 млрд руб. за 2016-2018 годы. Это дело возбудил Следственный комитет в отношении руководителей фонда в начале августа. В течение лета ФБК активно участвовал в протестных мероприятиях, посвященных недопуску кандидатов от оппозиции, в том числе директора фонда Ивана Жданова и юриста ФБК Любови Соболь, до выборов в Мосгордуму из-за претензий к собранным подписям.

Чем грозит новый статус

Закон об НКО-иностранных агентах был принят в 2012 году. С 2014 года организации, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за рубежа, в принудительном порядке включаются в соответствующий реестр Минюста. Правозащитники критиковали нормы закона за размытые формулировки, под которым политической деятельностью признавали, например, работу социологов (Левада-центра) или организацию больных сахарным диабетом. В ноябре 2018 года был принят закон, который позволяет признавать иностранными агентами СМИ, получающие финансирование из-за рубежа.

Фактически закон ставит одно исключительно «техническое» ограничение — организация обязательно должна отразить в своей документации то, что выполняет функции иностранного агента, прокомментировал РБК адвокат «Национальной юридической службы» «Амулекс» Дмитрий Томко.

НКО-иностранный агент должна один раз в полгода представлять отчет о своей деятельности, о персональном составе руководящих органов, ежеквартально — документы о целях расходования денежных средств, в том числе от иностранных источников, ежегодно — аудиторское заключение.

На практике у внесенных в список НКО сильно усложняется процесс предоставления отчетности, говорит РБК Василий Вайсенберг, эксперт «Голоса», который также признан иноагентом. Для ФБК, который собирает миллионы небольшими пожертвованиями по 500-700 рублей — это огромный пласт работы, им потребуется целый отдел бухгалтерии, чтобы сдавать такой объем отчетности. Если они отчетность не сдадут или эту процедуру просрочат, а также не упомянут в своих материалах о том, что организация иностранный агент, этой структуре и ее руководителям может быть выписан штраф.

За отсутствие маркировки о своем статусе, согласно ст. 19.34 КоАП, должностных лиц штрафуют вплоть до 300 тыс. руб., а юридических — до 500 тыс. руб. По закону об НКО-иноагентах, уклонение от подачи документов, необходимых для включения организации в реестр, наказывается штрафом до 300 тыс. руб. или сроком вплоть до двух лет лишения свободы.

Кроме того, иноагентам надо маркировать все материалы подписью, что они выпущены организацией, выполняющей функцию иноагента.

Глава юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров полагает, что в ФБК работа бухгалтерии поставлена достаточно профессионально, чтобы сдавать такую отчетность вовремя. По мнению Федярова, новый статус не ударит и по имиджу фонда, «поскольку из-за повального признания правозащитных организаций иноагентами в последние годы для НКО не носить этот статус становится «некомильфо». Он приводит в пример «Русь сидящую», которая, несмотря на получение такого статуса, все равно активно контактирует с чиновниками на разных уровнях.

Еще одна норма в федеральном законе о выборах запрещает иностранцам и НКО-иноагентам участвовать в выборах, но из-за размытой формулировки на практике это положение не применялось, заметил Вайсенберг.

ФБК стала иностранным агентом, поскольку на фоне снижения рейтингов и размывания «крымского консенсуса» власти перестали воспринимать фонд как сугубо маргинальную оппозиционную силу, считает политолог Алексей Макаркин. По его словам, если в 2014-м году у кандидата от демократов, обвиненного властями в работе на Запад и непризнании Крыма, на выборах не было бы шансов, то в связи со сложной экономической ситуацией последних лет, повышением пенсионного возраста и другими непопулярными реформами, отношение к оппозиционерам стало иным.

Но по мнению Макаркина, если в столице статус иноагента сторонники оппозиции и колеблющиеся избиратели воспринимают с сарказмом, то в регионах решение Минюста может осложнить работу ФБК. Там местные чиновники и силовики будут воспринимать сотрудников фонда как «шпионов», прогнозирует эксперт.

После летних столичных протестов ряд частных и государственных структур подали иски к оппозиционерам. В конце сентября главк МВД потребовал возместить «ущерб, причиненный в связи с привлечением сил и средств на обеспечение общественного порядка в результате проведения несогласованных массовых мероприятий» 27 июля и 3 августа. По двум исками совокупно на 18 млн руб. ответчиками стали Навальный и его соратники Иван Жданов, Любовь Соболь и др.

До этого иски к организаторам акций также подавали «Мосгортранс», Московский метрополитен и ГБУ «Автомобильные дороги». Эти три иска суд удовлетворил, взыскав с оппозиционеров более 4,6 млн руб. Из-за несогласованной акции 27 июля иск подало ООО «Анкор» (ресторан «Армения»), которому удалось отсудить около 240 тыс. руб.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Владимир Дергачев

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

1 × 1 =